Эффективность противоотечного препарата L-лизина эсцината при церебральном инсульте

Б.Г. ГАФУРОВ. Кафедра неврологии Ташкентского института усовершенствования врачей.
Efficacy of the anti-edema drug L-lysine aescinat in stroke.
B.G. GAFUROV. Department of Neurology; Tashkent Institute of Postgraduate Medical.

Приведены данные обсследования 49 пациентов с ишемическим полушарным инсультом, поступивших в стационар не позднее 48 ч после его развития, 29 из которых (основная группа) с целью лечения и предупреждения отека головного мозга был назначен L-лизина эсцинат. Контроль эффективности терапии проводился клинически, по данным электроэнцефалографии и вегетологических исследований. Под влиянием препарата наблюдались ускоренное восстановление уровня бодрствования и регресс неврологического дефицита, улучшение биоэлектрической активности мозга и параметров вегетативной регуляции, что позволяет рекомендовать L-лизина эсцинат для борьбы с синдромом внутричерепной гипертензии при инсультах.

Ключевые слова: ишемический инсульт, синдром внутричерепной гипертензии, L-лизина эсцинат

Forty-nine patients with ischemic hemispheric stroke admitted within 48 hours of stroke onset were studied. Twenty-nine patients (the main group) received L-lysine aescinat as an anti-edema drug. The efficacy was evaluated clinically and by EEG and autonomic testing. The rapid recovery of wakefulness and reduction in neurological deficit as well as the improvement of brain electrical activity and autonomic functions were observed. L-lysine aescinat can be recommended to control the syndrome of intracranial hypertension in stroke.

Key words: ischemic stroke, syndrome of intracranial hypertension, L-lysine aescinat.

Синдром внутричерепной гипертензии, как и отек головного мозга, являются частыми состояниями при многих заболеваниях, встречающихся в практике невролога, нейрохирурга, реаниматолога, врача экстренной медицинской службы. Известно, что наличие прогрессирующей внутричерепной гипертензии является неблагоприятным прогностическим признаком и требует оказания неотложной помощи [1—4]. Такие осложнения отека мозга и внутричерепной гипертензии, как вклинение полушарий мозга, мозжечка и мозгового ствола в вырезку мозжечкового намета и большое затылочное отверстие, а также нарастающее падение перфузии мозга лежат в основе танатогенеза при инсультах, черепно-мозговой травме, нейроонкологических заболеваниях.

В последнее время пристальное внимание в вопросах предупреждения и купирования отека мозга уделяется восстановлению целостности сосудистотканевых барьеров, поскольку нарушение сосудисто-тканевой проницаемости является одним из ведущих компонентов патогенеза отека головного мозга. Для его купирования в ряде случаев применяются кортикостероидные гормоны, которые, однако, обладают рядом побочных эффектов, что ограничивает их применение. В медицинскую практику активно внедряются новые фармакологические препараты, основное действие которых направлено на профилактику и лечение отека мозга как путем нормализации сосудисто-тканевой проницаемости, так и за счет уменьшения эффектов ишемии и гипоксии, восстановления микроциркуляции и нормализации сосудистого тонуса. Одним из таких лекарственных средств является L-лизина эсцинат. L-лизина эсцинат представляет собой водорастворимую соль сапонина каштана конского (эсцина) и аминокислоты L-лизина. Препарат быстро диссоциирует в крови на ионы лизина и эсцина и хорошо проникает через гематоэнцефалический барьер. Основным действующим веществом, определяющим фармакологические свойства препарата, является эсцин. Эффективность и переносимость.

L-лизина эсцината изучена в экспериментальных и клинических исследованиях у пациентов с травмами головного и спинного мозга, опорно-двигательного аппарата, при воспалительных заболеваниях, нарушениях венозного кровообращения, при которых препарат применялся для профилактики и лечения отечного синдрома [2, 5—15]. Препарат обладает эндотелиотропным, венотоническим, противовоспалительным, противоболевым действием. Эсцин снижает активность лизосомальных гидролаз, предупреждая расщепление мукополисахаридов в стенках капилляров и окружающей их соединительной ткани, нормализует повышенную сосудистотканевую проницаемость, с чем и связано противоотечное, противовоспалительное и обезболивающее действие [12—15]. На уровне тканей, страдающих от гипоксии, L-лизина эсцинат нормализует содержание АТФ в эндотелиоцитах, предупреждает активацию фосфолипазы А2 и высвобождение арахидоновой кислоты, угнетает адгезию нейтрофилов, подавляет процессы перекисного окисления липидов [15].

Важной областью применения эсцина является нейрохирургия и неврология. Ранее проведенные клинические исследования [14, 15] продемонстрировали терапевтическую эффективность эсцина при цереброваскулярной недостаточности, травматических повреждениях спинного и головного мозга, травматическом отеке мозга, для ликвидации явлений отека мозга у пациентов с опухолями в предоперационном периоде. В последние годы проведены углубленные исследования с применением современных методов, включая нейровизуализацию и мониторинг внутричерепного давления (ВЧД), эффективности L-лизина эсцината при отечных синдромах различной этиологии, в том числе при черепно-мозговой травме и инсультах [1—10]. Полученные результаты свидетельствуют о том, что L-лизина эсцинат обладает способностью не только снижать ВЧД, но и предупреждать отек мозга.

Целью настоящей работы было изучение эффективности L-лизина эсцината в составе комплексной терапии при лечении ишемического церебрального инсульта.

Материал и методы.

Наблюдали 49 пациентов с ишемическим полушарным инсультом, верифицированным по результатам компьютерной томографии. Критериями включения в исследование были: возраст от 35 до 75 лет; время от развития заболевания не более 48 ч; при повторном инсульте давность первого сосудистого события более 6 мес. Из исследования исключались пациенты с тяжелой соматической патологией (инфаркт миокарда, пневмония, онкологические заболевания, декомпенсированный сахарный диабет), со злокачественной, неконтролируемой гипотензивными средствами артериальной гипертензией, получавшие сопутствующую терапию маннитом и/или салуретиками.

В зависимости от тактики лечения больные были разделены на 2 группы: 20 пациентов 1-й, контрольной, группы получали базисную терапию, включавшую следующие группы препаратов в терапевтических дозировках: антикоагулянты, антиагреганты, гипотензивные, ноотропы и вазоактивные (кавинтон) средства; 29 пациентов 2-й, основной, группы помимо базисной терапии в течение 12 дней получали L-лизина эсцинат внутривенно капельно в разведении на 100 мл физиологического раствора: по 10 мл 2 раза в день в первые 6 дней, затем до 12-го дня в дозировке по 5 мл 2 раза в день. При этом 10 пациентам основной группы L-лизина эсцинат был назначен в первые 12 ч после развития инсульта, на догоспитальном этапе, тогда как остальным 19 больным лечение препаратом начинали уже при поступлении в стационар, к концу 1-х или на 2-е сутки.

Контроль эффективности проводимой терапии проводился с помощью клинических шкал оценки уровня сознания (шкала комы Глазго) и неврологического дефицита (оригинальная шкала Е.И. Гусева и В.И. Скворцовой), а также на основании инструментальных данных. Электроэнцефалография (ЭЭГ) дополнялась параллельной регистрацией кожно-гальванического рефлекса (КГР) с ладоней рук. Исследования проводились в покое и на фоне воздействия повторных неспецифических звуковых стимулов, подаваемых в случайном порядке (фоностимуляция длительностью 5 с; звук 55 дБ, 1000 Гц). В покое вычислялись α-индекс и индекс медленноволновой (θ- и δ-) активности в интактном и пораженном полушариях, а при звуковой стимуляции анализировалась скорость угасания электрофизиологических компонентов ориентировочной реакции (ОР) при повторных предъявлениях стимула. Подсчитывалось число повторений звуковых сигналов, поданных вплоть до угасания таких показателей ОР, как реакция десинхронизации (РД) на ЭЭГ интактного полушария, КГР и неспецифический ответ (НО; вертекс-потенциал) на ЭЭГ в момент подачи звука. По данным реоэнцефалографии (РЭГ) анализировались реографический индекс (РИ) и дикротический индекс (ДИ) с пораженной и «здоровой» стороны. Кроме нейрофизиологических исследований у всех больных изучалось состояние вегетативной нервной системы (вегетативный индекс Кердо — ВИК) и реактивности пульса при пробе ДаньиниАшнера. Все исследования проводились в динамике трижды — в 1-е, 6-е и 12-е сутки после инсульта. Статистический анализ полученных данных проводился с использованием параметрических и непараметрических методов.

Результаты и обсуждение.

Выявлено, что наряду с ускоренным восстановлением сознания по данным шкалы Глазго у больных, получавших L-лизина эсцинат, к середине курса лечения достоверно регрессировала выраженность неврологического дефицита (табл. 1). Эффект становился более выраженным к концу лечения. У 10 пациентов, получавших L-лизина эсцинат на догоспитальном этапе, в первые 3—8 ч после развития инсульта, уровень сознания и неврологический дефицит восстанавливались лучше, чем у пациентов, которым начинали вводить препарат в более поздние сроки. Достоверные различия выявлялись уже на 6-е сутки лечения.

Динамика ЭЭГ-показателей также свидетельствовала о преобладающем улучшении биоэлектрической активности мозга на фоне применения L-лизина эсцината. В основной группе наблюдалось достоверно более быстрое восстановление α-активности и регресс патологической медленноволновой активности как в интактном, так и в пораженном полушариях мозга (табл. 2).

Согласно полученным данным, на фоне применения L-лизина эсцината существенно возрастает уровень неспецифической мозговой активации, что может отражать более раннее восстановление уровня сознания. Начиная с середины курса лечения в основной группе по всем компонентам ОР имело место менее длительное затухание, достоверно отличающееся по показателям НО и РД, что свидетельствует об улучшении нейродинамических процессов на фоне проводимой терапии (табл. 3).

Результаты обследования состояния вегетативной нервной системы пациентов показали, что в обеих группах исходная выраженность симпатикотонии продемонстрировала тенденцию к нормализации, которая достоверно более выраженной оказалась в основной группе. Это свидетельствует об улучшении вегетативного баланса организма на фоне применения L-лизина эсцината.

Выявлена хорошая переносимость L-лизина эсцината. Под влиянием препарата наблюдались ускоренное восстановление уровня бодрствования и регресс неврологического дефицита, улучшение биоэлектрической активности мозга и параметров вегетативной регуляции. Положительный эффект L-лизина эсцината при инсульте может быть обусловлен его способностью предупреждать прогрессирование отека головного мозга.

Таким образом, раннее применение L-лизина эсцината оказывает значимый клинический эффект, что позволяет рекомендовать его для профилактики и лечения отечного синдрома при церебральном инсульте, начиная с догоспитального этапа.

ЛИТЕРАТУРА

1. Черний В.И., Кардаш А М., Городник Г.А., Дроботько В.Ф. Диагностика и лечение отека и набухания головного мозга. Киев: Здоров’я 1997; 228.
2. Никонов В.В., Савицкая И.Б., Павленко А.Ю. Клинические аспекты лечения отека мозга. Медицина неотложных состояний 2010; 3: 34— 44.
3. Черний В.И., Городник Г.А., Кардаш А.М. и др. Принципы и методы диагностики и интенсивной терапии отека и набухания головного мозга: Метод. рекомендации. Донецк: ДГМУ 2003; 49.
4. Шлапак И.П., Пилипенко М.Н. Вторичные системные нарушения при тяжелой черепно-мозговой травме, мониторинг внутричерепного давления, особенности анестезии и интенсивной терапии (обзор литературы). Біль, знеболення і інтенсивна терапія 2000; 1: 10: 52—68.
5. Балатинова Е.А., Вольный И.Ф., Пешков Ю.В. Показания к применения и методика использования L-лизина эсцината на догоспитальном этапе. Медицина неотложных состояний 2009; 3—4: 6—10.
6. Куцик Р.В., Зузук Б.М., Дьячок В.В. Каштан конский (Аналитический обзор). Провізор 2002; 5: 36—40
7. Поворознюк В.В., Шеремет О.Б. Использование L-лизина эсцината в реабилитации больных с остеохондрозом пояснично-крестцового отдела позвоночника. Вісник ортопедії, травматології та протезування 2003; 3: 25—29.
8. Постернак Г.И., Ткачева М.Ю., Збажанский Ю.В. Изучение эффективности L-лизина эсцината уноворожденных с перинатальным гипоксически-травматическим поражением центральной нервной системы. Новости медицины и фармации 2004; 15: 155: 10.
9. Спасиченко П.В. Лечение больных с тяжелой черепно-мозговой травмой с применением L-лизина эсцината. Український нейрохірургічний журнал 2003; 4: 24: 33—41.
10. Усенко Л.В., Слива В.И., Криштафор А.А., Воротилищев С.М. Применение L-лизина эсцината при купировании локальных отеков в церебральной и спинальной нейрохирургии и реаниматологии. Новости медицины и фармации 2002; 7—8: 3.
11. Черний Т.В., Андронова И.А., Черний В.И., Городник И.А. Исследование эффективности препарата L-лизина эсцинат в комплексной терапии тяжелой черепно-мозговой травмы и ишемического инсульта. Международный неврологический журнал 2010; 1: 58—64.
12. Яснецов В.В., Новиков В.Е. Фармакология отека головного мозга. М: ВИНИТИ 1994.
13. Frick R.W. Three treatment for chronic venous insufficiency: escin, hydroxyethylrutoside, and Daflon. Angiology 2000; 51: 3: 197—205.
14. Marhuenda E., Alarcon de la Lastra C., Martin M.J. Antisecretory and gastroprotective effects of aescin in rats. Gen Pharmacol 1994; 25: 6: 1213— 1219.
15. Reparile: a selective anti-oedematous and anti-inflammatory agent. Koln. Madaus A.Y. 1989; 34.

назад